March 27th, 2016

США не летали на Луну!

Бен Фулфорд: Пси-ops в Париже является частью психологическо-информационной войны

Израиль сбил А321 России в Египте - снова подтверждается и СУ-24 от имени Турции.


18 ноября 2015 г. 21:15:48

Paris psy-ops is part of ongoing moves towards world government

17 ноября 2015

Гигантская пси-опс [психологическая] военная операция, в которой т.н. "террористы ИГИЛ” убили более сотни человек в Париже в пятницу 13, ноября 2015г., оказалась всего-лишь очередным этапом проталкивания идеи глобального мирового правительства.

Чтобы это понять, давайте посмотрим на некоторые ключевые события, связанные событиями в Париже.

Прежде всего, факт того, что тысячи живых свидетелей, обычно носящих с собой смартфоны с видеокамерами, по странной причине не смогли выложить ничего о теракте в социальные сети. Уже сам по себе доказывает, что речь идет о глобальном Фальшфлаге. Кроме того, все 8 камер безопасности в районах, где убийства имели место были выключены, подразумевая сотрудничество на высоком уровне со стороны французской полиции безопасности, говорят источники в ЦРУ.

Далее, давайте посмотрим на то, что произошло в результате этого события. Франция ввела военное положение и закрыла свои границы. Это классическая стратегия Гладио [Gladio], в которой Фальшфлаг террора используется для установления военного правительства.

Кроме того, французы настаивали, через их прокси Кристину Лагард [Christine Lagarde], главу МВФ, на замене доллара США на СПЗ [SDR - специальные права заимствования] МВФ. Это решение будет принято на заседании 30 ноября.

30 ноября также является днем, когда 120 или около того мировых лидеров, в том числе из России, США и Китая, соберутся в Париже, чтобы "обсудить глобальное потепление". Как знает любой, кто действительно проверяет факты, "глобальное потепление" не имеет ничего общего с научной истиной, и все это делается для формирования мирового правительства. Идея состоит в том, чтобы финансировать это мировое правительство путем введения глобального "налога на выбросы углерода". В реальном мире нет никакого потепления, и даже если бы оно и было, это было бы связано с солнечными циклами, а не СО2.

Тем не менее, события в Париже и не освещаемые в прессе, но еще более драматические события на Ближнем Востоке, однако, являются частью какой-то очень серьезной борьбы между различными группировками, пытающимися доминировать в мировом правительстве, о котором ведутся переговоры.

Существует также и противоречивые доказательства о том, кто именно инсценировал события в Париже и в других подобных пси-опс [psy-ops (психологических операциях)], которые появляются с возрастающей регулярностью.

Россияне, находящиеся по-прежнему в ярости от их сбитого авиалайнера на Хэллоуин (31 октября), говорят, что это были те же люди, которые стояли за событиями в Париже. Президент России Владимир Путин говорит, что он "не будет иметь дело с собакой, которая его укусила, но будет иметь дело с владельцем собаки, который будет нести ответственность".

Кроме этого, в настоящее время проводится операция китайцами, русскими, иранцами и Пентагоном на Ближнем Востоке, которая разрушает силовые базы Хазарской мафии и их рабского израильского режима. Массивные поражения, с которыми сталкиваются хазары и их дочерний ИГИЛ на Ближнем Востоке имеют историческое значение.

Россияне говорят, что «"Путин" бомбил несколько нефтедобывающих компаний ИГ и кортеж с нефтью, которая была уже куплена деловыми партнерами ИГ, и "Путин" бомбил НПЗ ИГ. Другими словами, они начали атаковать владельцев ИГ и их кошельки, что действительно больно». Они говорят, что это только начало.

Источники в Пентагоне и ЦРУ согласны с русскими в том, что хазарская мафия и их прокси Израиль пошатнулись под беспрецедентной атакой. Внутри Сирии, правительственные войска отбили Алеппо [Aleppo], второй по величине город в этой стране. Кроме того, ИГИЛ потерял город Рамади [Ramadi] и город Синджар [Sinjar] в Ираке.

Кроме того, россияне проводят авиаудары против хазарских прокси сил в Ливане, в то время как американцы атакуют их в Ливии. Это оказывает эффект отрезания всех их доходов от нефти и наркотиков.

В дополнение к этому Израиль находится под экономической блокадой. Израильские производители оружия потеряли 50% своих продаж с 2012 года в связи с эмбарго на поставки оружия.

Израиль также остается под военной блокадой со стороны китайцев, русских и Пентагона, которая не будет снята, пока они не откажутся от всех незаконно оккупированных территорий. Даже израильское лоббирование в попытках удержать Голанские высоты было отклонено.

И Пентагон, и русские полагают, что хазарская банда и их прокси ИГ инсценировали Парижские атаки как месть против этих неудач. Источники в Пентагоне говорят, что атаки были не удавшимся усилием привлечь НАТО к военному участию на стороне Израиля в Сирии. Вместо этого, страны G20, только что собравшиеся в Турции, согласились с тем, что Израиль и их подкупленные политики в Соединенных Штатах были главной мировой причиной терроризма.

Русские, со своей стороны, также говорят, что Франция стала целью потому, что французы и немцы пытались остановить распространение Хазарской бандой поддельных "супер-к" долларов на Украине.

Русские также считают, что кризис беженцев является отместкой европейцам. Русские говорят, что они криминалистически проследили все счета в twitter, через которые беженцы поощряются мигрировать в Европу и в город Сан-Франциско, США.

Также, возможно, имеет место более глубокая повестка, однако. С одной стороны, кризис беженцев заставил большинство стран ЕС вновь ввести пограничный контроль. В то же время всплывает социалистическое правительство в Португалии, которое настаивает на сокращении платежей по [внешнему] долгу, что, скорее всего, вновь разожжет долговой кризис, который все еще тлеет в Греции. Если им удастся урезать долговые платежи, то Испания, Италия и Греция будут настаивать на том же самом и, таким образом поставят под угрозу евро.

Вспомним, что здание Европейского парламента было разработано много лет назад таким образом, чтобы быть похожим на Вавилонскую башню. Вавилонская башня рухнула, что возбуждает вопрос, а не разработано-ли правительство Евро изначально, чтобы разрушиться также.

Затем вспомним январскую обложку журнала Economist, принадлежащего Ротшильду, с двумя стрелками с цифрами 115 и 113, что очень похоже на 151113, дату терактов в Париже. Непосредственно рядом со стрелками на рисунке стоит Алиса из Алисы в стране чудес, глядящая на портрет да Винчи, который находится в Лувре в Париже.

Обложка январского издания журнала Economist

http://vigilantcitizen.com/vigilantreport/economist-2015-cover-filled-cryptic-symbols-dire-predictions/

Портрет женщины в Лувре, которая, как повествует история, была любовницей короля Франции. Ее муж, чтобы отомстить королю, заразил себя сифилисом для того, чтобы передать его королю через его жену.

https://en.wikipedia.org/wiki/La_belle_ferronni%C3%A8re

Таким образом, если мы продолжим размышления, теракты в Париже были давно запланированной местью против родословной французского истеблишмента со стороны Иллюминатов, выступающих против правления родословных.

Оставив оккультные догадки в стороне, так как немцы платят больше всех в [схему с] евро и французы получают наибольшую пользу, конец евро больнее всего ударит по Франции. Таким образом, явно, французский истеблишмент получит наибольшую выгоду от введения военного положения в таких обстоятельствах.

Кроме того, как уже упоминалось в начале этой статьи, 30 ноября в Париже состоится большая мировая сходка для того, чтобы обсудить "глобальное потепление" ака "глобальное правление". Опять же, военное положение и закрытие границ поможет защитить 120 мировых лидеров, которые там соберутся.

Как и большинство выступлений мировых лидеров на гулянке в честь 70-й годовщины ООН в сентябре сделало ясным то, что существует согласие о том, что необходимо будет сделать изменения в том, как мы управляем планетой. Страны, которые не разделяют стол победы во Второй мировой войне с американцами, британцами, китайцами, русскими и французами хотят, чтобы эти страны отказались от своей монополии на право вето в Совете Безопасности ООН. Большинство стран также согласны с тем, что еще многое предстоит сделать в борьбе с бедностью и, чтобы положить конец разрушению окружающей среды.

Существует четкое согласие между нынешними мировыми лидерами о том, что некие новые правила управления планетой, по сути, своего рода мировое правительство будет необходимо.

Итак, какие идентифицируемые фракции существуют в переговорах по мировому правительству?

Французы, немцы и их европейские союзники настаивают на том, чтобы превратить МВФ в наиболее мощный инструмент своего Нового Мирового Порядка, пригласив китайцев присоединиться к ним за стол SDR [специальные права заимствования] и, таким образом заменить доллар США чем-то, что они контролируют.

Единственной проблемой с этим является то, что МВФ имеет ужасающий послужной список в изнасилованиях, грабежах и обнищанию стран для того, чтобы крупные корпорации могли из этого извлечь выгоду. Никто не хочет иметь мировое правительство МВФ, кроме тех, кто в настоящее время контролируют МВФ.

Пентагон и военно-промышленный комплекс США выступают за меритократическое мировое правительство типа того, что мы видели в Звездных войнах [Star Trek]. Гностические Иллюминаты также это поддерживают.

Китайцы также верят в меритократию, но с одним важным отличием, они хотят убедиться в том, что любое меритократическое мировое правительство не будет в конечном итоге контролироваться Западом.

Вот почему происходит прокси борьба между военно-промышленной фракцией (оплотом Иллюминатов) и китайцами. Мы это видим во взятии под контроль печатного станка долларов ФРС вооруженными силами США, и в реакции Китая путем отсечения торгового кредитования США.

http://www.zerohedge.com/news/2015-11-15/global-trade-still-freefall-imports-collapse-largest-three-us-ports

Американцы на это отвечают, предлагая странам вокруг Китая "защиту" против китайцев. Они рекламируют свою готовность противостоять Китаю, отправляя самолеты и корабли в спорные территории, контролируемые Китаем.

В конце концов, китайцы и военно-промышленная фракция США и Запада, скорее всего, найдут какой-то компромисс, связанный с усилением не западного контроля над мировыми институтами. Причина заключается в том, что альтернативой является Третья мировая война и уничтожение 90% планеты, что невообразимо. Другими словами, учитывая выбор между мы и вы выигрываем, и мы и вы проигрываем, легко догадаться, кто выиграет с вариантом "и вам и нам".

Проигравшими во всем этом будет хазарская мафия, которых принуждают отказаться от своей мечты порабощения человечества на 1000 лет. Источники среди Иллюминатов говорят, что они ожидают еще один хазарский инцидент на или около дня благодарения (26 ноября).

http://www.imperiyanews.ru/details/63e66255-5c08-4d32-900e-e8f867930c86

США не летали на Луну!

Климат: Идет похолодание, а не потепление!

Грядет похолодание, а не потепление! Об этом говорим давно, но СМИ проплачены евреями.



  В соответствии с отчётом «3TIER», большая часть Австралии стала получать ощутимо меньше солнечного света: на 5-15 процентов ниже среднегодового значения. Причём северо-восточное побережье, где произошло наиболее разрушительное наводнение, «недополучило» около 20% солнечной энергии. Здесь располагаются штаты Виктория, Квинсленд и другие, на территории которых выпали обильные осадки, заставившие реки выйти из берегов. И хотя ранее считалось, что количество солнечной энергии из года в год остаётся неизменным, сейчас эта точка зрения подвергается корректировке. Вероятно, снижение солнечной активности является причиной тому, что на Земле происходят техногенные и природные катастрофы. Специалисты компании «3TIER» не имеют никаких сомнений в том, что подобные исследования являются очень перспективными и полезными для всей планеты.

  НАСА, располагая передовым оборудованием и огромными ресурсами, не спешит делиться полученными сведениями с другими агентствами. Хотя эти результаты могли бы спасти сотни людей от засух, наводнений и даже голода. Современные компьютерные программы позволяют проанализировать появление различных катастроф, например, нашествие саранчи или сход оползня. Впрочем, не исключено, что в США эта проблема не интересует учёных, которые в большей степени заняты освоением новых гигантских грантов. Часть высокопоставленных чиновников просто не хочет делиться собственной властью, ведь в данный момент они обладают огромным влиянием и гигантскими ресурсами. Или они знают нечто такое, что у простых обывателей вызовет шок и ужас, а потому не хотят будоражить умы своих современников?

   Исследователи по всему миру с сожалением отмечают, как мало объективных данных и результатов анализа НАСА представляет на всеобщее обозрение. Некоторые материалы, которые всё же попадают в интернет – это утечки данных, обрывочная информация, которая не даёт возможности составить комплексную картину о том, что же происходит на самом деле. Простые люди, коих на Земле больше всего, вынуждены находиться в информационном вакууме, строя свои собственные догадки и предположения.

Примечание:  Если смотреть по фактическим действиям, то началось истребление аборигенов у экватора!  Нам вешают лапшу про засухи и жару, а сами уже начали войну за юг? Это в духе евреев, говорить всегда в точности наоборот, чтобы гои не могли правильно ориентироваться и прогнозировать атаку.


Запишите в справочники! ООН сообщает: 2016 год. Лед на полюсе уменьшается ВТОРОЙ ГОД подряд. В прикладывемом видео показано другое - ЛЁД РАСТЕТ!

ООН сама боится говорить правду и просто показывает:



#Climate #CO2 #Климат

http://tainoe.info/vliyaet-li-solntse-na-prirodnye-katastrofy.html
США не летали на Луну!

Не уничтожив либералов, Путин губит Россию и население!

От «структурных реформ» начала 2000-х годов до нынешней политики строгой экономии — неолиберализм был и остается органичной частью путинского режима.




Илья Матвеев (Ilya Matveev)

В декабре 2014 года Владимир Путин выступил с очередным ежегодным посланием к Федеральному собранию. На этот раз его речь оказалась знаковой: впервые в ней появились отчетливые нотки этнического национализма, «воссоединившийся с Россией» Крым был назван «духовным истоком русской нации», имеющим «цивилизационное и сакральное значение». Именно эта часть послания широко обсуждалась в российских и мировых СМИ.

Но этими громкими заявлениями Путин не ограничился. В частности, ближе к концу послания он стал рассуждать о социальной политике. «Что касается системы здравоохранения, то в течение следующего года здесь необходимо завершить переход к страховым принципам… — заявил Путин. — Мы должны исключить дискриминацию негосударственного сектора в социальной сфере, убрать для него все барьеры… Конкуренция — это решающий фактор повышения качества услуг социальной сферы».

Таким образом, речь Путина, начавшись с помпезной национал-популистской фразеологии, закончилась гладкими фразами на языке конкуренции и эффективности. Путин выступил не только как консервативный, националистический лидер, но и в другом своем амплуа, которое обсуждается куда реже: в роли неолиберала.

Историческая траектория неолиберальных идей

За несколько послевоенных десятилетий неолиберализм из маргинальной идеологии превратился в могущественную силу, меняющую правила игры в глобальной экономике.

Неолиберальные реформы включают сокращение барьеров для движения товаров и капитала; монетаристскую экономическую политику, ориентированную на борьбу с инфляцией; переход от прямого участия государства в экономике к дистанционному (arm’s length) регулированию; и наконец, приватизацию не только государственных компаний, но и некоторых функций государства, прежде всего в социальной сфере.

Неолиберализм имеет свою историю и географию

Неолиберализм имеет свою историю и географию. Начавшись с экспериментов на уровне отдельных городов (Нью-Йорк) и стран (Чили, Великобритания, США), неолиберализм переместился на уровень международных финансовых институтов, которые и стали агентами его глобальной экспансии.

Специфической формой неолиберализации стран третьего мира и бывшего социалистического лагеря стала серия радикальных реформ, известных под общим названием «шоковой терапии» (Наоми Кляйн утверждает, что неолиберализму в принципе присущи «шоковые» методы, предотвращающие возможность сопротивления).

Россия занимает в этой истории особое место: ее собственные реформы начала 1990-х годов были самым масштабным в мире случаем применения «шоковой терапии».

Однако «шоковая терапия» под давлением международных финансовых институтов — далеко не единственный сценарий неолиберализации стран за пределами капиталистического ядра. Неолиберальные реформы могут проводиться по инициативе местных властей и сосуществовать с альтернативными политическими и идеологическими проектами: консервативными, традиционалистскими, националистическими. Примером такого сосуществования и является путинская Россия.

Между национализмом и неолиберализмом

Две части путинского послания к Федеральному собранию отражают две стороны российской реальности последних лет. Одна из них все время на слуху: внешнеполитические авантюры, подъем национализма и традиционалистской идеологии, поиск внешних и внутренних врагов. Но есть и другая сторона, возможно, оказывающая даже большее влияние на повседневную жизнь граждан.

В России уже 15 лет действует плоский подоходный налог в размере всего 13%. Еще в 2002 году была введена накопительная пенсионная система. Минимальная зарплата на данный момент составляет 6204 рубля (около 85 долл.), что на 30% меньше официального же прожиточного минимума. Юридическая процедура проведения забастовки максимально затруднена: в кризисном 2009 году Росстатом была официально зафиксирована всего одна забастовка. Реальное количество рабочих протестов, включавших приостановку работы, было гораздо выше, но из-за запретительного характера законодательства о забастовках все они носили нелегальный или полулегальный характер.

Как и обещал Путин в своем послании, активно вводится страховая медицина, при этом сокращается финансирование и доступность бесплатной медицинской помощи. Эксперты и члены правительства открыто заявляют, что всеобщее бесплатное здравоохранение в России невозможно, и реальность подтверждает их слова: доля частной медицины стремительно растет, государственной — падает.

В некоторых государственных школах есть платные предметы. В зарплатах учителей и врачей 30% и больше составляет «стимулирующая часть», причем предполагается, что за эти выплаты работники должны конкурировать друг с другом. Музеи и другие учреждения культуры постоянно принуждаются к переводу на самоокупаемость, что означает сокращение или даже полное прекращение государственного финансирования. Наконец, регулярно проводятся попытки «оптимизации» (т.е. сокращения) всей сети бюджетных учреждений.

Неолиберализм в путинской России проявляет себя не просто как режим бюджетной экономии, но и как специфический набор техник государственного управления, основанных на рыночной логике. Пусть непоследовательно, в противоречивых и гибридных формах, но эти техники постоянно внедрялись на протяжении последних 15 лет.

Истоки «структурных реформ» начала 2000-х годов

Политико-экономический порядок, сложившийся в России в 1990-е годы, был дурной карикатурой на демократическое, рыночное общество, переход к которому изучали — и ожидали увидеть — западные исследователи.

Основные черты этого порядка, возникшего в результате первой волны неолиберальных реформ, хорошо известны. Вместо рационального капитализма западного типа в России сформировался хищнический «патримониальный капитализм», основанный не столько на частной собственности, сколько на инсайдерском контроле за финансовыми потоками предприятий, и отличающийся практически полным отсутствием инвестиций, а также гигантским оттоком капитала.


Такой организации экономики соответствовало слабое, приватизированное бизнес-группами государство; при этом сверхпрезидентской конституцией 1993 года и нечестными выборами 1996 года была заложена основа для авторитарного, персоналистского режима.

Однако тот факт, что страна вовсе не шла по пути демократизации, как то предписывала «транзитологическая» парадигма, не означал, что дурное равновесие, сложившееся в 1990-х годах, будет существовать вечно. Спусковым крючком перемен стал кризис 1998 года.

Кризис убедил олигархов, что сильное государство могло бы помочь им избежать опасных последствий экономических проблем, таких как масштабное перераспределение собственности в стране. С другой стороны, кризис устранил прежние спекулятивные источники дохода и одновременно — благодаря девальвации рубля — сделал более выгодной работу экспортных отраслей, а значит, и инвестиции в них.

Модель накопления стала ближе к рациональному капитализму, основанному на инвестициях. Но сама эта модель опять же требовала восстановления функций государства и проведения новых реформ, которые создали бы благоприятные условия для ведения бизнеса.

Взаимодействие государства и капитала в конце 1990-х — начале 2000-х годов привело к разработке нового пакета неолиберальных реформ, которые и должен был провести недавно избранный, популярный у населения президент Владимир Путин. Давление МВФ и Всемирного банка также было серьезным фактором в этом процессе — на тот момент у России все еще был высокий госдолг.

В число «структурных реформ» первого срока Путина входило принятие нового, более выгодного работодателям Трудового кодекса, введение плоской шкалы подоходного налога, снижение корпоративных налогов и пенсионная реформа (за которую в России агитировал Хосе Пиньера, архитектор приватизации пенсий в пиночетовской Чили). Все эти меры отражали консенсус бизнеса, международных финансовых институтов и рыночно ориентированной экспертной среды.

Но чтобы добиться их проведения, Путину требовалось обуздать парламент. Хоть и ослабленная ельцинской конституцией, Дума, в которой доминировали коммунисты, блокировала многие неолиберальные реформы во второй половине 1990-х годов. Точно так же реформы, выгодные бизнесу, но не населению, столкнулись с сопротивлением Думы в начале 2000-х годов.

Однако режиму удалось преодолеть это сопротивление, сформировав коалицию, которая впоследствии трансформировалась в правящую партию «Единая Россия». Помимо этого, в процессе реформ Путин сумел привлечь новых союзников, таких как официозный профцентр ФНПР, что способствовало еще большему усилению Кремля. Опыт продавливания через парламент нового Трудового кодекса и пенсионной реформы авторы одного из новейших исследований назвали «школой автократии».

Как и в случае с Ельциным, проведение неолиберальных реформ Путиным в начале 2000-х годов было источником авторитарного дрейфа в России.

Эта связь между неолиберализмом и авторитаризмом — отражение более общей закономерности. Путина часто представляют автократом, который душит бизнес. Однако крупный капитал нуждался — и во многом до сих пор нуждается — в фигуре Путина. Интерес бизнеса в начале 2000-х годов состоял не просто в том, чтобы власть гарантировала структуру собственности, сложившуюся в 1990-е годы, но и в том, чтобы Путин придал всему постсоветскому политико-экономическому порядку новую легитимность, связанную с его личной популярностью как «цезаристской» фигуры, способной соединить несоединимое: либералов-западников и консерваторов, ностальгирующих по СССР, — обеспечив таким образом подлинно широкую поддержку населения.

Кроме того, бизнес нуждался в Путине как лидере «государственнического» проекта, который сумел бы провести «авторитарную модернизацию», т.е. новую серию неолиберальных преобразований, сокрушив возможное сопротивление партий, профсоюзов, «красного пояса» регионов.

Cитуация, когда буржуазия ради своих собственных классовых интересов отказывается от политической власти и передает ее авторитарному лидеру, описана Марксом в его работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». В этом смысле путинский режим может быть обозначен как «бонапартистский». Однако такой режим, разумеется, является потенциально опасным и для самой буржуазии. Как писал Маркс, «защищающий [буржуазию] меч должен вместе с тем, как дамоклов меч, повиснуть над ее собственной головой».

2003-2008: противоречия неолиберализации

Дело ЮКОСа ознаменовало окончательный переход инициативы от крупного бизнеса к государству. Связанные с этим трансформации режима сказались на ходе неолиберальных реформ. Приближенные к Путину силовики заняли лидирующие позиции в стремительно расширяющемся госсекторе, что дало некоторым наблюдателям основание говорить о «госкапитализме по-русски».

Международные финансовые институты с тревогой и осуждением фиксировали рост государственного участия в российской экономике. Контролируемые государством «Роснефть» и «Газпром» доминировали в углеводородном секторе, а за ВПК и инновационное развитие отвечали новые госкорпорации, для которых были созданы специальные, крайне благоприятные условия работы.

Однако из-за неэффективности и фантастической коррупции, вполне сравнимой с хищническими практиками 1990-х годов, госсектор так и не стал драйвером роста. При этом расширение госсектора, которое на первый взгляд противоречило неолиберальным рецептам, на более глубоком уровне вполне укладывалось в неолиберальную логику.

В результате расширения госсобственности при Путине произошло не столько огосударствление экономики, сколько превращение государства в своего рода корпорацию с соответствующими установками и моделями управления. Russia, inc. вполне вписывалась в глобальный неолиберальный порядок, пусть и пытаясь диктовать свои условия интеграции в него.

Russia, inc. вполне вписывалась в глобальный неолиберальный порядок, пусть и пытаясь диктовать свои условия интеграции в него.

К тому же изменение экономической политики не означало прекращения неолиберальных реформ в других сферах. Так, в 2005 году правительство провело монетизацию льгот — замену натуральных льгот денежными выплатами, — вызвавшую ожесточенные протесты населения. К этому же периоду относятся попытки властей перевести организации социальной сферы — школы, больницы, музеи — в квазичастную форму собственности.

В то же время Путин, сумевший извлечь максимальную бюджетную выгоду из высоких цен на нефть, стал гораздо больше, чем раньше, говорить о «социальных обязательствах государства». В 2006 году были запущены национальные проекты «Здоровье», «Образование», «Жилье», «Развитие АПК», предполагавшие довольно серьезные траты. В 2007 году был введен материнский капитал — мера, призванная стимулировать рождаемость.

Однако в целом радикального поворота в реформировании социальной сферы не произошло. Бюджетная политика оставалась консервативной, социальные траты росли пропорционально росту бюджета, но отнюдь не быстрее других трат, а общий вектор социальных реформ по-прежнему был неолиберальным.

Следует также сказать, что именно в 2004-2008 году Путин стал делать все больше агрессивных, реваншистских заявлений на международной арене (самое знаменитое из них — «мюнхенская речь» 2007 года), тогда как внутренняя пропаганда режима стала более консервативной и националистической. В частности, в 2005 году не только была проведена монетизация льгот, но и с помпой отмечено 60-летие победы в Великой отечественной войне. Постепенно формировались очертания режима, совмещающего неолиберализм и национализм.

2009-2016: кризис и националистическая мобилизация

Новый режим накопления с доминированием государства казался устойчивым. В 2003-2008 году российская экономика росла в среднем на 7,1% в год, к тому же в 2007 году был зафиксирован рекордный уровень прямых иностранных инвестиций.

Однако в кризисном 2009 году ВВП рухнул на 7,8% — один из худших показателей в мире. Специалист по постсоветской политической экономии Нил Робинсон точно предсказал, что в России «международный кризис 2008 года может оказаться предшественником кризиса ее собственной экономической модели». После 2009 года экономический рост резко замедлился: в 2010-2014 году он составил в среднем всего 2,9%, хотя именно в этот период среднегодовые цены на нефть достигли пиковых значений.

В посткризисных условиях правительство попыталось запустить новую волну неолиберализации, при этом в духе доктрины шока кризис воспринимался как событие, открывающее «окно возможностей» для очередного раунда неолиберальных реформ. Уже в 2009 году власти заговорили о планах приватизации крупных госкомпаний. На следующий год эти планы обрели конкретную форму государственной программы объемом 30 млрд долл. — сравнимой, таким образом, с «залоговыми аукционами» 1995 года.

С другой стороны, активизировались социальные реформы, в частности, в 2010 году был принят т.н. Федеральный закон-83 (ФЗ-83) об изменении схемы финансирования бюджетных учреждений. В статье 2010 года, один из авторов которой, Михаил Дмитриев, был разработчиком «структурных реформ» первого путинского срока, говорилось о «масштабной оптимизации бюджетной сети», которая прямо связывалась с кризисом и при которой «высвобождение занятых улучшит предложение на рынке труда», что «критически важно для продолжения экономического роста в условиях быстрого снижения численности трудоспособного населения».

Другими словами, благодаря «оптимизации», т.е. закрытию школ, больниц, вузов, музеев и массовым сокращениям их сотрудников вырастет безработица, что, в свою очередь, приведет к снижению стоимости рабочей силы. В этом Дмитриев и его соавтор Алексей Юртаев видели залог возобновления экономического роста в России.

На деле эффект неолиберального шока оказался отложен. С одной стороны, сверхвысокие цены на нефть смягчили последствия системного кризиса путинской экономики, с другой, мощная коалиция менеджеров госкомпаний фактически сорвала программу приватизации — по-видимому, из опасения потерять контроль над структурами, которые приближенные к Путину «госолигархи» привыкли считать своими. И все же экономический кризис неумолимо перерастал в политический.

Путинский рейтинг, достигнув пика в 2008 году, в последующие годы плавно снижался. На этом фоне внезапное заявление Путина о том, что в 2012 году он снова будет баллотироваться в президенты, вызвало заметное возмущение. Общественная атмосфера изменилась. В 2011-2012 годах по стране прокатилась волна протестов против электоральных фальсификаций, открывшая новую эпоху оппозиционной политики. В ответ на это режим активизировал консервативную, традиционалистскую и националистическую пропаганду.

Однако прямого результата это не принесло и путинский рейтинг продолжал падать. Перелом наступил лишь в 2014 году с аннексией Крыма. Эффект «сплочения вокруг флага» вернул поддержку власти на высокий предкризисный уровень, но экономика, не выдержав геополитических авантюр, отправилась в крутое пике.

В последние годы правительство фактически проводит политику строгой экономии, принимающую самые разные формы. Показательна история со заменитым указом Путина о резком повышении зарплат бюджетников, подписанным 7 мая 2012 года — сразу после того, как состоялась президентская инаугурация. За этим внешне «популистским» указом, как оказалось, скрывалась все та же неолиберальная стратегия.

Так, федеральный центр выделил регионам лишь малую часть денег, необходимых для выполнения требований по зарплатам (а общая доля федеральной помощи в региональных бюджетах за последние годы снизилась). В результате в погоне за цифрами бюджетные учреждения стали увольнять одних работников и повышать нагрузку другим, а также экономить всеми возможными способами: к примеру, сокращая дополнительный персонал, такой как школьные психологи и социальные работники.

Регионы влезли в долги, часть из них фактически оказалась в состоянии дефолта. К тому же указ требовал увязать повышение зарплат с «достижением конкретных показателей качества и количества оказываемых услуг», что вылилось в распространение различных «стимулирующих» схем оплаты труда и сокращение постоянной, фиксированной части в зарплатах бюджетников.

В последние годы правительство фактически проводит политику строгой экономии, принимающую самые разные формы

«Майский указ» Путина спровоцировал жесткие реформы в отдельных регионах. Самой известной из них стала «оптимизация» московского здравоохранения в 2014 году. Заявив, что зарплату поднимать нужно, а денег все меньше из-за перехода на «одноканальное» финансирование (исключительно из фонда медицинского страхования), московские власти решили закрыть нескольких десятков больниц и уволить 8 тыс. врачей. Мощные протесты медиков и жителей города лишь смягчили, но не полностью остановили «оптимизацию». В результате смертность в Москве в январе-феврале 2015 года выросла на 8,5% по сравнению аналогичным прошлогодним показателем. Такого рода «оптимизация» проводится не только в Москве, но и по всей России: по данным Счетной палаты, только в 2014 году было сокращено 90 тыс. медиков.

При этом, как выяснилось, «одноканальное» финансирование и страховая медицина обязательны не для всех. Специальным решением правительство ввело отдельную строку расходов на медицинские нужды высших чиновников. Как и прежде, эта группа населения будет лечиться в закрытых ведомственных больницах Управления делами президента – разумеется, за счет бюджета. «Переход к страховым принципам», о котором говорил Путин в своем послании, их не затронул.

Удивительно, но даже сейчас, в 2016 году, все еще популярен миф о том, что в России «государственники» борются с «либералами», а Путин в этом конфликте выступает в роли арбитра. На деле никакого конфликта нет — скорее, следует говорить о разделении труда. Где-то в одном мире Минфин настаивает на ускорении и углублении «оптимизации» здравоохранения и образования, причем не просто из соображений экономии, а по идеологическим мотивам: согласно плану реформ, который подготовило министерство в апреле 2015 года, в российском бюджетном секторе все еще занята слишком большая доля населения, а «производительность труда» бюджетников (что бы это ни значило) можно увеличить лишь за счет сокращений, уровень которых по-прежнему недостаточен: «всего» 8% за пять лет. А в другом мире расходы на оборону за те же пять лет выросли с 7,5% до 20,1% федерального бюджета (в абсолютных цифрах — на 370%!) — при этом общая доля военно-полицейских расходов в бюджете-2015 составила 40%.

Неолиберализация социальной сферы — не следствие внешнего влияния или «заговора либералов» в правительстве, а последовательный стратегический выбор российских властей. Погружаясь в конфликт с западом (который некоторые западные левые считают конфликтом с «неолиберальным атлантизмом»), путинский режим так же безжалостно расправляется с бюджетным сектором, как и правительства европейских стран, осуществляющие политику строгой экономии. При этом российские власти опираются на те же аргументы о «раздутом» и «неэффективном» бюджетном секторе, что и кредиторы этих стран и международные финансовые институты.

Прошлое и будущее реформ

Недавно поэт, герой либеральной интеллигенции Тимур Кибиров признался: «Мне хотелось верить, что он [Путин] будет русским Пиночетом, прижмет и урежет свободы, зато быстро проведет либеральные экономические реформы. Свободы урезаны, реформ не проведено».

Действительно, Путин не Пиночет: его правление не стало радикальным рыночным экспериментом, защищенным армейскими штыками (хотя тот факт, что часть российской интеллигенции в начале 2000-х годов надеялась именно на такой исход, сам по себе весьма показателен). Путинская политика реформ была непоследовательной и отражала «бонапартистскую» стратегию лавирования.

Однако в отличие от Луи Бонапарта, каким он предстает в работе Маркса, Путин лавировал не столько между классами, сколько между различными секторами и группами элиты. Несколько заметных фигур ельцинской эпохи пострадали в ходе «антиолигархической» кампании начала 2000-х годов, которая, однако, в полном соответствии с обещаниями Путина не послужила началом пересмотра итогов приватизации. Олигархам родом из 1990-х годов пришлось подвинуться, уступив место обойме приближенных к Путину бизнесменов и госчиновников (последние, впрочем, также наверняка заняли бы высокие строчки в рейтинге «Форбс», если бы были известны их реальные состояния).

В последующие годы крупный бизнес нередко страдал от атак укрепившихся силовиков, — когда сам не пытался использовать силовые ведомства для устранения конкурентов. Однако в целом классовый характер путинского правления несомненен. В это трудно поверить, но в 2000 году в России не было ни одного долларового миллиардера. Через шестнадцать лет, несмотря на кризис и обвал рубля, их было уже 77. Неолиберальные реформы были и остаются органичной частью режима, который обеспечил этот впечатляющий итог.

Вопрос о системной альтернативе неолиберализму в России остается открытым. Оппозиционные лидеры в этом смысле не подают никакой надежды. К примеру, Михаил Ходорковский недавно заявил о наличии в путинской команде «профессионалов», которые «могли бы работать в демократическом правительстве». Речь шла о Германе Грефе (архитекторе путинских «структурных реформ» начала 2000-х годов, ныне председателе Сбербанка) и Алексее Кудрине (министре финансов в 2000-2011 годах, придерживающемся крайних монетаристских взглядов).

Другой известный оппозиционер, до недавнего времени лидер партии «Демократический выбор» Владимир Милов заявил, что приватизация «критически необходима как воздух». Наконец, Алексей Навальный подобных заявлений не делал, однако в экономических вопросах традиционно полагается на неолиберальных экспертов, таких как Сергей Гуриев.

Между тем, от того, возникнет ли в России мощное движение, способное предложить повестку, альтернативную неолиберализму, без преувеличения зависит будущее страны.

Медленная деградация образования, здравоохранения, науки, культуры и социальной сферы последних 15 лет не может длиться вечно: нас ждет или обновление, или коллапс.
США не летали на Луну!

Мировая война началась: нарушить молчание


Взрыв на аттоле Бикини

Мне приходилось вести съёмки на Маршалловых островах, расположенных в середине Тихого океана к северу от Австралии. Где бы я об этом ни упоминал, меня переспрашивали «А где это?». Если я подсказывал «Бикини», мне отвечали «А, вы о купальнике!».

Видимо, немногие в курсе, что купальник «бикини» назван так в память о ядерном взрыве, разрушившем атолл Бикини. С 1946-го по 1958 год США взорвали на Маршалловых островах шестьдесят шесть ядерных устройств — что эквивалентно 1,6 бомбы, сброшенной на Хиросиму, ежедневно в течение 12 лет.

Сегодня Бикини тих, мутагенен и заражён. Пальмы растут в странном сетчатом образовании. Ни движения. Нет птиц. Надгробные камни старого кладбища излучают радиацию. Мои ботинки по счетчику Гейгера оказались «небезопасны».

Стоя на берегу,  я наблюдал, как изумрудная зелень Тихого Океана исчезает в огромной чёрной дыре. Это кратер, оставленный водородной бомбой, которую назвали «Браво». Взрыв отравил людей и окружающую среду на сотни миль вокруг, — возможно, навсегда.

По пути домой я остановился в аэропорту Гонолулу и заметил американский журнал для женщин под названием «Женское здоровье» (Women's Health). На обложке была изображена улыбающаяся женщина в купальнике бикини, а заголовок гласил: «Ваше тело  тоже может быть очень привлекательным, достойным бикини»*. А несколькими днями ранее на Маршалловых островах я брал интервью у женщин, тела которых «привлекали» совсем иным, — все они страдали от рака шитовидной железы и других видов рака, угрожающих их жизни.

В отличие от улыбающейся женщины на обложке журнала, все они прозябают в нищете: жертвы и подопытные свинки алчной сверхдержавы, которая сегодня более опасна, чем когда-либо.

Я считаю подобный опыт предупреждением и способом прервать отвлечение внимания, охватившим столь многих из нас. Основатель современной пропаганды Эдвард Бернейз назвал это явление «сознательным и разумным манипулированием привычками и мнениями» демократического общества. Он называл это «невидимым правительством».

Сколько людей осознают, что началась мировая война? В настоящее время это война пропаганды, лжи и отвлечения внимания, но это может враз измениться с первым ошибочным приказом, первой ракетой.

В 2009 году президент Обама предстал перед толпой поклонников в центре Праги, в самом сердце Европы. Он обещал «избавить мир от ядерного оружия». Толпа была в восторге, некоторые плакали. Пресса изливала потоки банальностей. Впоследствии Обаме дали Нобелевскую премию Мира.

Всё это было фальшивкой. Он лгал.

Администрация Обамы ещё больше увеличила арсеналы ядерного оружия, число ядерных боеголовок, количество систем доставки ядерного оружия и заводов по его производству. Расходы только на ядерные боеголовки выросли при Обаме больше, чем при любом другом американском президенте. За тридцать лет они превысили $1 триллион.

Запланирована мини-ядерная бомба. Она известна, как В61 Модель 12. Никогда ранее не было ничего подобного. Генерал Джеймс Картрайт, бывший заместитель Председателя Объединённого комитета начальников штабов, сказал: «С уменьшением размеров (применение этого ядерного) боеприпаса более осуществимо».

Прошедшие восемнадцать месяцев продолжается самое крупное после Второй Мировой войны развёртывание военных соединений — возглавляемых США — на западных границах России. Никогда со времён вторжения Гитлера в Советский Союз иностранные войска не представляли такой столь очевидной угрозы России.

Украина — бывшая частью Советского Союза — стала тематическим «парком аттракционов»  ЦРУ. Устроив переворот в Киеве, Вашингтон плотно контролирует соседствующий с Россией  и враждебный ей правящий режим: режим буквально запаршивел от нацизма. Известные парламентские фигуры на Украине — политические наследники печально известных фашистов из ОУН и УПА. Они открыто превозносят Гитлера и призываю к травле и изгнанию русскоговорящего меньшинства.

Это редко появляется в новостях на Западе, или выворачивается наизнанку, чтобы скрыть правду.

В Латвии, Литве и Эстонии — совсем рядом с Россией — американские военные развёртывают полевые части, танки, оружие большой дальности. Столь чрезмерная провокационность в отношении второй в мире ядерной державы замалчивается на Западе.

Что делает перспективу ядерной войны ещё более опасной — разворачивающаяся одновременно кампания, направленная против Китая.

Едва ли день проходит без того, чтобы Китай не поднимался до статуса «угрозы». По словам командующего Тихоокеанским командованием ВМС Соединённых Штатов адмирала Гарри Хэрриса Китай «строит великую стену из песка в Южно-Китайском море».

Он подразумевает строительство Китаем взлётно-посадочных полос на островах Спратли, являющихся предметом спора с Филиппинами — спора, не имевшего приоритета, пока Вашингтон угрозами и подкупом не привлёк на свою сторону правительство в  Маниле, а Пентагон не запустил пропагандистскую кампанию под названием «свобода мореплавания».

Что она означает на самом деле? Она означает свободу для боевых американских кораблей патрулировать и навязывать свою волю вблизи прибрежных вод Китая. Попробуйте представить американскую реакцию, если бы китайские корабли творили то же самое у берегов Калифорнии!

Я снял фильм под названием «Война, которую вы не видите», в котором взял интервью у известных в Америке и Британии журналистов: репортеров, вроде Дэна Рэтера из  CBS, Рейджеха Омара из ВВС, Дэвида Роуза из Observer.

Все они сказали, что если бы журналисты и вещательные компании делали свое дело и поставили под сомнение пропаганду о том, что у Саддама Хусейна было оружие массового поражения, если бы ложь Джорджа Буша и Тони Блэра не была бы усилена и повторена журналистами, то вторжение в Ирак в 2003 год могло бы и не произойти, и сотни тысяч мужчин, женщин и детей остались бы живы.

Пропаганда, которая готовит почву для войны против России и/или Китая, в принципе не отличается. Насколько я знаю, ни один журналист в западных «ведущих СМИ» — уровня Дэна Рэтера, скажем — не задаётся вопросом, с чего это Китай строит взлётно-посадочные полосы в Южно-Китайском море.

А ответ вызывающе очевиден. США окружают Китай сетью баз с баллистическими ракетами, ударными группировками, бомбардировщиками с ядерным оружием на борту.

Эта смертоносная дуга протянулась от Австралии до островов в Тихом океане, Марианских и Маршалловых островов и Гуама, Филиппин, Таиланда, Окинавы, Кореи вдоль всей Евразии до Афганистана и Индии. Америка затягивает аркан на шее Китая. Этого нет в новостях. Замалчивание в СМИ; СМИ втянуты в войну.

В 2015 году в обстановке строжайшей секретности США и Австралия провели крупнейшие в недавней истории манёвры по взаимодействию авиации и флота, известные как «Заколдованный клинок» (Talisman Sabre). Целью их была отработка  концепции «Военно-морского боя» с блокадой морские путей вроде Малаккского и Ломбокского проливов, что перекрывает Китаю доступ к нефти, газу и другому жизненно необходимым товарам в виде необработанного сырья с Ближнего Востока и из Африки.

Манёвры по взаимодействию авиации и флота «Заколдованный клинок» (Talisman Sabre)

В шапито, известном как американская президентская кампания,  Дональд Трамп выглядит  безумцем, фашистом. Конечно, он одиозен, но его ещё и пресса ненавидит. Одно только это должно пробудить наш скептицизм.

Взгляды Трампа на миграцию гротескны, но не более чем взгляды Дэвида Кэмерона. Это же не Трамп — «Великий Высылатель» из Соединённых Штатов, а лауреат Нобелевской премии Мира Барак Обама.

По словам одного экстравагантного комментатора-либерала, Трамп «высвобождает тёмные силы насилия» в США. Высвобождает ли?

Это в стране, где малыши стреляют в мам, а полиция ведет кровопролитную войну против чернокожих американцев. Это в стране, которая напала и пыталась свергнуть правительства в более чем 50 государствах, многие из которых — демократические, и устраивала бомбардировки от Азии до Ближнего Востока, сея смерть и вынуждая к бегству миллионы людей!

Ни одна страна не обладает таким послужным списком насилия. Большая часть войн Америки (почти все — против беззащитных стран) начинали не республиканские президенты, а либеральные Демократы: Трумэн, Кеннеди, Джонсон, Картер, Клинтон, Обама.

В 1947 году ряд директив Совета национальной безопасности главной целью американской внешней политики называли «мир, постепенно перестроенный по [американскому] образу и подобию». Идеологией был мессианский американизм. Мы все были Американцами. Не то  — пеняй на себя. А еретиков следует обращать, покорять, подкупать, очернять или уничтожать.

Дональд Трамп — признак этой болезни, но он ещё и индивидуалист, раскольник. Он говорит, что вторжение в Ирак было преступлением, он не хочет войны с Россией и Китаем. Опасность для всех нас — не Трапм, а Хиллари. Она-то не индивидуалист. Она воплощает устойчивость и насилие системы, чья расхваливаемая «исключительность» — деспотизм, подчас под либеральной маской.

По мере приближения дня голосования Клинтон будут славословить как первого президента-женщину, вне зависимости от её преступлений и лжи — как и Барака Обаму превозносили как первого чернокожего президента, а либералы взахлёб проглатывали его чушь о «надежде». И продолжают исходить слюной.

Обама, названный колумнистом Guardian  Оуэном Джоунсом «забавным, очаровательным, с хладнокровием,** которого не избежал практически ни один политик», на следующий день отправил беспилотники на кровавую расправу над 150-ю невинными в Сомали. Судя по «Нью-Йорк Таймс», обычно он убивает по вторникам, когда передаёт список кандидатов на смерть от беспилотников. Круто.**

В президентской кампании 2008 года Хиллари Клинтон угрожала «стереть с лица Земли» Иран ядерными ударами. Будучи госсекретарем при Обаме, она участвовала в свержении демократического правительства Гондураса. Её вклад в разрушении Ливии в 2011-м был сделан почти с ликованием. Когда руководитель Ливии, полковник Каддафи, был публично издевательски убит ножом — это убийство материально  технически обеспечили американцы — Клинтон торжествовала: «Мы пришли, мы увидели, он умер».

Один из ближайших соратников Клинтон — Мадлен Олбрайт, бывший госсекретарь, которая набрасывается на молодых женщин, если те не поддерживают «Хиллари». Это та самая Мадлен Олбрайт, которая позорным образом отметила на телевидении смерть полумиллиона иракских детей словами «они достойны этого».

Среди главных спонсоров Клинтон — израильское лобби и оружейные компании, разжигающие насилие на Ближнем Востоке. Она и её муж получили целое состояние от Уолл-Стрит. И при этом она вот-вот станет женщиной-кандидатом, обыгравшим Трампа, официального «демона». Среди её сторонников — известные феминистки: вроде американки Глории Стейнмен и австралийки Энн Саммерз.

Поколение тому назад постмодернистский культ, ныне известный как «политика идентичности» оттолкнул многих разумных, либерально мыслящих людей, разбирающихся в причинах, и  тех, кто их поддерживал — как было с фальшью Обамы и Клинтон; таковы и фиктивно-прогрессивные движения вроде греческой «Сиризы», предавшей народ страны и ставшие союзниками её врагов.

Эгоцентризм, своего рода «я-чество», стало новым определяющим чувством в привилегированных западных сообществах и одновременно сигналом гибели крупных общественных движений против войны, социальной несправедливости, неравенства, расизма и сексизма.

Сегодня, возможно, вечный сон и заканчивается. Молодёжь снова приходит в волнение. Понемногу. Тысячи британцев, поддерживавших Джереми Корбина, как лидера Лейбористов, стали частью этого пробуждения — как и те, кто выступили в поддержку сенатора Берни Сандерса.

На прошлой неделе в Британии ближайший союзник Джереми Корбина, его теневой  казначей Джон МакДоннел вынудил правительство лейбористов выплатить долги банкам-пиратам и, по сути, продолжить так называемую политику жёсткой экономии.

В США Берни Сандерс пообещал поддержать Клинтон, если будет номинирована именно она. Кроме того, он выступил за использование Америкой насилия против стран, когда — по его мнению — это правильно. Он говорит, что Обама провёл «замечательную работу».

В Австралии практикуется своего рода «поминальная» политика, по которой в прессе разыгрываются нудные парламентские игры, пока преследуются беженцы и коренное население, растёт неравенство наряду с опасностью войны. Правительство Малькольма Тербулла только что объявило о так называемом «оборонном» бюджете в  $195  миллиардов, то есть подталкивает к войне. Дебатов не было. Тишина.

Что случилось с великой традицией прямых народных действий против войны, не связанных с партиями? Где отвага, воображение и приверженность, необходимые для начала долгого пути  к лучшему, справедливому миру во всём мире? Где диссиденты от искусства, кинематографа, театра, литературы?

Где те, что нарушит молчание? Или нам ждать до первого пуска ядерной ракеты?

Примечание:

Это отредактированная версия выступления Джона Пилджера в Сиднейском университете «Мировая война уже началась».

* — bikini bodies – (ам. англ, слэнг), сексуальное или очень привлекательное тело

** — Игра слов coolness/cool – хладнокровно, круто.

http://polismi.ru/politika/sled-anakondy/1365-mirovaya-vojna-nachalas-narushit-molchanie.html