December 10th, 2015

США не летали на Луну!

Киев 2014: "Это был конец, город пал"



«Это был конец, город пал, шпана с огнестрельным оружием бегала по улице», — боец «Беркута»
Старшина роты «Беркута» Сергей Эринархов рассказал о том, как стоял в оцеплении на улице Грушевского и пытался спасти людей в Одессе 2 мая, а также о своем решении воевать на стороне ополчения ДНР.
— Как начался ваш путь в ополчение?
— Я служил в «Беркуте». Второго декабря 2013 года утром я приехал в Киев и заступил на службу, охраняя Администрацию Президента Украины. Месяц я нес службу. Десятого был разгон баррикад. Одиннадцатого была знаменитая давка. Моя часть работала строго в рамках закона, мы как положено этот день отработали. На новогодние праздники всего на три дня нам дали выходные. Когда мы вернулись, начались столкновения на улице Грушевского.
Тогда стало понятно, что это конец, это срежиссированный спектакль, который закончится большой кровью. Проплаченные СМИ науськивали народ против нас — можно было прочесть, что мы кому-то там зашили рот, изнасиловали, побили детей… Эти дети старше меня были.
— Но ведь была скандальная видеозапись, на которой сотрудники «Беркута» дают подзатыльники раздетому догола активисту Евромайдана Гаврилюку. Это не издевательство?
— Гаврилюка взяли 21-го января. Он был вооружен ледорубом и бил им по щитам солдат внутренних войск. Алюминиевый шит такой ледоруб легко пробивал. Когда Гаврилюка смогли выдернуть из толпы, он облил себя чем-то горючим и грозился сжечь. Если посмотреть записи с его задержания, снятые «Пятым каналом», там рядом с бойцами «Беркута» идет пожарный с огнетушителем.
Да и не издевался никто над ним. Дали пару затрещин и отравили в автобус. Сейчас он народный депутат Верховной Рады Украины. Очевидно, чей-то проект.
— Как события развивались после Нового года?
— 18 февраля мы смогли прижать активистов плотно к сцене. Можно было всё это прекратить в этот день, но в результате предательства им оставили коридор, которым они моментально воспользовались. Утром там уже было несколько тысяч протестующих. Простые люди оттуда ушли, туда стянули отморозков.
Началась бойня. 21 февраля начали стрелять. Нам раздали оружие и по четыре магазина патронов. Рассадили нас в ДУСе рядом с Администрацией Президента. По сценарию мы должны были обороняться, но если бы дело дошло до перестрелки внутри здания, нас бы просто убили.
Одним из посредников между митингующими и властью выступал генерал-майор внутренних войск Плахута. Он получил необходимые инструкции от своих хозяев и начал процесс сдачи Администрации Президента. Наши командиры были в доле.
Помню как сейчас. В один из дней против нас устроили провокацию. Вооруженные активисты в половину первого ночи напали на наш строй. Распределились по пять-семь человек на одного нашего. Они мгновенно нападали и отнимали спецсредства.
Это были хорошо подготовленные люди. Один из них кинул кусок брусчатки в «Соболь», где находилось наше командование. Его сразу одернули свои. Их главный крикнул: «Соболь» не трогаем!» Для вида выскочил из машины командир части, начал орать на них, потом очень быстро угомонился.
— Первым погибшим из так называемой «Небесной сотни» на Евромайдане был активист Сергей Нигоян. Писали, что его убил «Беркут». Так ли это?
— Его убили картечью из охотничьего патрона. У нас такого патрона просто не могло быть. Убили его почти в упор. По моим сведениям, его убил из обреза некий харьковский скинхед по кличке Череп. Но эту информацию необходимо проверить, у меня уже не было такой возможности. Нигояна назначили сакральной жертвой. Обычное дело для цветных революций.
— Что насчет «снайперов Майдана»?
— Стрельба шла и по нашим, и по активистам, но говорят только про их потери. Только за два дня — с 18 по 20 февраля были застрелены больше десяти милиционеров. Многие знают, что стрельба велась со стороны гостиницы «Украина», там задерживались и отпускались вооруженные граждане Польши, Швеции, Норвегии, Голландии. У меня были данные на одного из снайперов. Человек с киевской пропиской. После Одессы я был вынужден всё это стереть со своего компьютера, ситуация была непростая тогда.
— Говорили, что одного из бойцов «Беркута» на майдане взяли в плен и выкололи ему глаза. Это правда? Что с ним стало потом?
— Да, это так. Ему выкололи глаза, пытали и пытались отрезать руку. Он погиб во время пожара, который случился во временном госпитале, устроенном в Доме профсоюзов рядом с майданом. Погиб не только он, там задохнулись угарным газом и сгорели заживо несколько десятков людей, многие из которых были ранеными членами «Правого сектора». Сейчас в этом здании завершается ремонт, открывают ресторан и караоке.
— Вернемся к событиям тех дней. Что произошло 21 февраля?
— Началась паника. Нам крикнул командир: «Все на выход! Разбираем щиты!» Это был конец, город пал, шпана с огнестрельным оружием бегала по улице.
Я вернулся в родной Херсон. Позвонил знакомый контрактник и сказал, что в моем городе местные бандеровцы собираются снести памятник Ленину. Горько нам было и обидно, что нашу страну сдали им на съедение.
Хотелось нам здесь дать им бой. Мужики знакомые начали созваниваться между собой, обещали приехать. В итоге приехали я и мой друг.
Я приехал не пустой. У меня с собой были украденные с Майдана светошумовые гранаты и несколько бит. Но всё это было даром.
Со всей части нашлись только двое настоящих мужиков. Остальные отключили телефоны или ссылались на то, что они не хотят ввязываться, жена не пускает и прочий бред.
Ленина снесли. Все наши прогнулись под новую власть, испугались.
Я вернулся домой и понял, что этот город стал мне чужим, места мне здесь больше нет. Это было двадцать второе февраля.
— Что было потом?
— Нас поставили в охрану на Каховскую ГЭС. В части началось брожение. Крым заявил о референдуме. Охрана была символическим актом.
Захват ГЭС подготовленным подразделением из 20−30 человек занял бы считанные минуты. Нас держали там долго. Мы уехали оттуда только 1 апреля 2014-го года. 6 апреля на меня вышел человек, который просил проконсультировать по противодействию диверсионной работе «Правого сектора» в Донецком крае. Он был коренным дончанином.
Я приехал в Донецк, поели в «Сан сити», он познакомил с митингующими у памятника Ленину. Я заселился в гостиницу. В 16 часов начался штурм ОГА.
Местная милиция практически не противодействовала, мы свободно выставили баррикады. Милиция откровенно симпатизировала русской идее, борьбе против паскудства майдана. У нас была оперативная информация, по рации мы перехватывали все данные о перемещении наших оппонентов. Групп сопротивления была очень много.
Мне понравилось то, что люди стояли за идею, не было никакого мародерства. Даже найденные запасы дорогого алкоголя никто не трогал. Не было в толпе никаких люмпенов, маргиналов, люди вышли реально за идею.
Вечером мы брали СБУ. Там был небольшой запас оружия. Никакой России там не было, туда заходили все местные. Не было никакого насилия, никого не пытали и не убивали, как на Евромайдане.
Вечером я сел на автобус. Мне позвонили и сказали, что приехал Ахметов. Он хотел разговаривать, договариваться. Первого мая я ездил к знакомым в Одессу.
2 мая мы посетили дельфинарий и местный террариум. Когда мы разглядывали питона, мне позвонили и спросили, что происходит на Греческой. Я ответил, что не в курсе. Мы прибежали туда. Накануне был футбольный матч, и в городе было много фанатов, которые исторически были приверженцами ультраправых взглядов. На Греческой мы увидели пятна крови, поломанные ограды.
Я подбежал к прохожим и спросил, куда побежали фанаты. Мы подбежали к зданию Дома профсоюзов, сторонников референдума уже загнали в здание. Это было глупостью, но я хотел отбить хотя бы кого-то.
Я был неприметно одет, нашел в кустах чей-то держак от лопаты. На Куликовом поле стояли 25 человек, это была патрульно-постовая служба. Я спросил у них, почему они не вмешиваются. Они ответили: «Если бы ты послужил, ты бы понял».
Я ответил, что служу. Я тогда был официально на больничном.
Люди начали выпрыгивать из окон, пытаясь спастись от огня, их добивали. Человек рядом со мной в армейской каске и балаклаве стрелял по окнам из пистолета Макарова. Я спросил его: «Ты что, ненормальный»?
Он убежал. Я по своим каналам дозвонился до местного начальника милиции. Он сказал: «Стойте и наблюдайте. Подмоги не будет».
Утром 3-го числа я уехал из Одессы. Славянск тогда гулял вовсю. Я еще больше укрепился в мысли, что пора уезжать в Донбасс. Стоит сказать, я ни разу не пожалел о своем решении.
Первое время в разведке я вообще не получал никакой зарплаты. С тех пор меня затянуло. Многие, конечно, были разочарованы минскими соглашениями.
Большая война это большие деньги. В локальном конфликте часто присутствует затягивание, отсрочка, много интересов вовлечено.
— Когда вы уволились?
— Я был старшиной роты, у меня была определенная ответственность, надо было уладить все формальности и потом убежать оттуда. Теперь моя рота, кстати, стала 3056 ротой Национальной гвардии Украины. Я пытался вести работу в своей части. Я не скрывал, куда я ездил и что я видел. Я просто хотел, чтобы люди не ехали воевать. Не с кем воевать было. Неужели со своим народом?
Наша часть не должна была ехать в «АТО». Но Матвеев, командир нашей воинской части, захотел получить статус участника боевых действий. Это деньги, льготы, награды, повышения.
Началась идеологическая работа. Мы воюем с внешним врагом, якобы с Россией, русские наемники и так далее. Ребят из части заставили купить форму и амуницию за свои деньги. Нас построили и спросили, кто едет в «АТО». Несколько человек открыто сказали, что не едут, другие отмазались — я посоветуюсь с семьей. Когда дело дошло до меня, я открыто сказал: «Я за ДНР». Комиссия сказала начальнику штаба: немедленно уволить.
Командир части позже вызвал в кабинет и порекомендовал посидеть в тылу и сказать, что я еду в «АТО», но по факту я никуда не поеду, буду сидеть в части. Также он настоятельно посоветовал прекратить распространять сепаратистские взгляды среди бойцов.
Сослуживцам моим, согласившимся поехать в «АТО», командир части сказал, что они едут в Бердянск охранять общественный порядок. Но повезли их в Амвросиевку. Там они находились недолго, все попали в плен.
Я же отправился в Донецк в двадцатых числах сентября и устроился телохранителем к одному общественному деятелю. Позже я встретил своего хорошего знакомого, который предложил пойти воевать в разведку. Я пошел в «учебку», прошел обучение и вскоре меня назначили командиром разведроты. Пошли боевые: Углегорск, Дебальцево.
— Сталкивался в бою с бывшими сослуживцами?
— Хотел, но зона ответственности была не моего подразделения. Все они попали в плен в первые дни войны. Никто их там не бил, не издевался. Они мне писали: «Встретимся в бою». И вот так вышло. Это была бравада тыловиков. Я разговаривал с теми, кто держал их в плену. Офицеры воровали друг у друга хлеб, а один за сигареты стучал на всех.
— Как выглядела работа вашей разведки в начале конфликта?
— Чаще всего мы воевали как штурмовое подразделение. Заходили, отвоевались и ушли. У нас было счастьем поехать на боевую. Никто не хотел в наряд или закосить, очереди выстраивались на боевую.
— Брал в плен бойцов ВСУ?
— Видел, как берут, но сам лично не брал. Взяли много мобилизованных из батальона «Чернигов» под Углегорском. Все как один говорят всегда, что их предали, они не хотели воевать и так далее. Их должны были прикрывать батальоны «Азов» и «Донбасс», но они оставили позиции, отошли. Очень сильно мы ударили по ним в Логвиново. В плену они уже не хотят кричать «Героям слава!», многие готовы портреты Путина целовать.
— Есть много сомнений в той статистике по погибшим, которую предоставляет Генштаб Украины. Как можно оценить потери украинской стороны?
— Могу сказать по Дебальцевской операции — погибших украинских солдат было несколько сотен, точнее сказать не могу. Трехсотые, брошенные своими побратимами, замерзали прямо в поле. Некоторые бойцы, видя наше наступление, сдавались в плен, другие, наркоманы, кололи себе буторфанол, бегали, как ошпаренные под пулями, пока им не стреляли в голову. Страшное зрелище.
— Были у тебя ранения?
— Да, на второй день в Углегорске. Нужно было подавить огнем пулеметный расчет. Мы отходили, я выстрелил из «Мухи». Реактивная струя сняла с меня капюшон, оглушила на несколько минут. Меня потащили к трехэтажной «сталинке». Я быстро пришел в себя и принял участие в бое. Мы бегали по этажам и стреляли с разных позиций, имитируя большую численность. Рядом разорвался снаряд.
Что-то ударило меня в руку. Я не придал этому значения, думал, может, кусочек кирпича. Мы отошли, и начала работать артиллерия. Тут я и почувствовал, что по руке течет кровь. В предплечье попал осколок. Так глубоко в кость зашел, что и вытаскивать не стали. Я 4 дня отдохнул и снова на боевые.
— Ходит много слухов о готовящемся наступлении ВСУ накануне или после Нового года. Что думаешь?
— Войны выигрывает экономика. Республике трудно содержать свою регулярную армию, но боевой дух наших бойцов огромен, желание идти вперед и побеждать велико сейчас как никогда. Мы соскучились по боям. Если они будут наступать, мы примем бой и погоним их до границы области.
— У тебя остались знакомые на Украине? Что они говорят о положении в стране?
— За войну платит народ. Взятые под грабительские проценты международные кредиты будет отдавать народ. Жить стало, конечно, труднее. Украина из-за тупости и бездарности своего руководства, из-за тотального предательства, царящего в армейском руководстве, испытывает тяжелые времена. Солдаты-срочники, толком не обстрелянные, живут на передовой как крысы в грязи.
А вчерашние малолетние подонки, избивавшие на улице сверстников за неправильный цвет шарфа, сегодня напялили на себя натовскую форму и раздают на камеры интервью. Это территориальные батальоны, которые иногда используют в том числе и как заградительные батальоны.
— Есть ли вероятность, что начнется новый «майдан»?
— Эти люди (новая украинская власть) пришли к власти через насилие, через кровь. Они расчищали себе путь, чтобы получить доступ к неограниченным ресурсам государства. Так просто они не уйдут. Если соберется новый «майдан», Порошенко бросит на его подавление армию. Они не будут, как мы, стоять с палками и ждать, когда толпа возьмет в руки огнестрельное оружие.
США не летали на Луну!

Подельник Чубайса повесился

Оригинал взят у matveychev_oleg в Конец миллиардера
Верный соратник Чубайса внезапно самоубился тремя собственными галстуками, в аккурат после выхода чудесного кино про Генпрокурора. Что, концы в воду продюсеры прячут, или совпадение ? Не думаю. Гы.

Оригинал взят у general_ivanoff в Дима Шумков. Столь обширные знания и такая прожорливость логично заканчиваются петлёй из галстуков.
Ежемесячно готовил обобщённые юридические доклады для высших лиц Российской Федерации. Был личным юристом, другом, довереннейшим лицом и хранителем секретов Чубайса (от РАО "ЕЭС" до "Роснано"). Представлял интересы Сбербанка, Газпрома, Ростеха. Трудился на осуществлении скользких сделок Батуриной.
Являлся совладельцем одного из крупнейших в мире месторождений платины Норильск-1, совладельцем крупнейшего в России и Европе спорткомплекса "Олимпийский", владельцем дорогущей недвижимости на Варварке и в Китайгородском проезде. Занимался масштабными проектами на месте разрушенной гостиницы "Россия" (строительство многофункционального комплекса "Зарядье" с парком, пятизвёздочным отелем, культурным центром "Стена", библиотекой еврейской литературы, паркингом) - именовался в СМИ "героем московских распилов", феерично хапающим всё и вся благодаря Лужкову и собянинскому вице-мэру по строительству Хуснуллину. Владел блокирующими пакетами ведущей российской (4-я в мире) точки обмена интернет-трафиком MSK-IX и лидера российского рынка услуг доставки контента NGENIX.
К тридцати с небольшим годам имел уже офис с видом на Кремль, два джипа охраны, и жил в доме по соседству с Михалковым (был вхож в семью мэтра). Заказывал "разоблачения" врагов близким друзьям Хинштейну, Пиманову и Митволю. Закатывал безумные днюхи с выступлениями Киркоровых, Галкиных, Милявских, Песковых и мн. др. Новый Год отмечал под эксклюзивный фон в виде оркестра "Виртуозы Москвы" Спивакова. В австрийском Кицбюэле любил кататься на лыжах с Лужковым и Батуриной, а в Куршевеле обожал участвовать в боулинг-пати с другом Мамутом, Абрамовичем, четой Юмашевых. Спонсировал всероссийский конкурс "Олимпийская звезда России", награждая спортсменов "мерсами" за свой счёт. Интимно шалил (по слухам) с Навкой, Дапкунайте и - о майн гот! - Хакамадой...



Невысокий, невзрачный паренёк-виолончелист из удмуртского Сарапула влетел в круг избранных с космической скоростью. Стартовые возможности располагали. Мама западенско-кошерного происхождения, замдиректора и секретарь парткома комбината питания. Мамин брат, Дмитрий Натанович Стыран, большой человек в южном клане номенклатуры Удмуртии. Дядюшкин хороший знакомый Походин, республиканский прокурор, обеспечивший Диме кратчайший марш-бросок от должности помощника прокурора к званию полковника юстиции в 25 лет и к выходу на федеральный уровень. Начальник Центра информации и общественных связей Генпрокуратуры Звягинцев (ныне заместитель Чайки, считающийся вожаком прокурорского гей-лобби), принявший в Москве эстафетную палочку по имени Дима из рук Походина, одаривший прыткого сарапульчанина начальством в следственной группе по первому в России делу об "оборотнях в погонах" с неоднократной засветкой на телевизионных экранах, двумя госнаградами и благодарностью Ельцина. Маститый советский и российский юрист, академик РАН Керимов (читал лекции Путину, Иванову, Бастрыкину, Козаку), с подачи Звягинцева пригласивший Диму в аспирантуру Российской академии государственной службы (РАГС) при Президенте РФ, где в 26 лет Шумков защитил кандидатскую, стал профессором.

За год до этого возглавивший РАО "ЕЭС" Анатолий Борисович Чубайс обратился в РАГС за помощью в формировании высокоэффективной (максимально напористой и гибкой в соблюдении формальностей) юридической службы компании. Кандидатура Димы идеально отвечала требованиям Ржавого. Более того, практически сразу Шумков сумел стать незаменимым человеком для Чубайса, его тенью. Начиналась бизнес-страда.


во главе стола Толик и Дима

Шумков получил на кормление "Удмуртэнерго", "Оренбургэнерго", "Тюменьэнерго", "Курганэнерго". Ему принадлежит авторство схем по грандиозным афёрам с взаимозачётами и перепродажей государственной электроэнергии. Конфиденциальная роль в грязной истории с продажей Соликамской ТЭЦ, в реприватизации региональных нефтяных компаний.
Несмотря на то, что размер гонораров, выписанных себе Димой, изумлял даже видавшего виды Чубайса, тот решил двинуть оборотистого профессора в политику. Шумков защитил в РАГС докторскую (самый молодой в стране доктор юридических наук) и должен был идти в депутаты Госдумы. Патрон задумал поставить его во главе уральского списка Союза правых сил, с прицелом на кресло председателя Комитета Госдумы по законодательству. Но, для вкусившего миллиардных сумм юриста, профессиональная политическая карьера уже казалась слишком мелкой, никчемной. Он слился с выборов и вышел из бесперспективного СПС. Сохранив тесные отношения с благодетелем (позднее шумковская контора выбрана единственным консультантом для сопровождения преобразования ГК "Российская корпорация нанотехнологий" в ОАО "Роснано"), познакомившим Диму с тёзкой Медведевым, тогда руководителем президентской администрации.

Назначение ДАМа 1-м вице-премьером, избрание ДАМа президентом подарили Шумкову сопровождение международных сделок властей РФ (в том числе юридические консультации по размещению государственных ценных бумаг, взаимодействию Минфина с международными рейтинговыми агентствами, предоставлению госкредитов иностранным заёмщикам, управлению суверенными фондами РФ), кураторство хлебных программ по созданию сотен центров оказания бесплатной юридической помощи, созданию центров по изучению российского права за рубежом, реализации (совместно с Газпромбанком) системы управления современным университетом. Масштабы ясны?
К президентским выборам 2012 года Медведев сделал Шумкова председателем совета Ситуационного центра "Выборы-2012".
В дальнейший период медведевского премьерства, стараниями Дмитрия Анатольевича, Шумков возглавил Центр правовых инициатив (ЦПИ), образованный на базе юридических факультетов МГУ, СПбГУ, МГЮА и УрГЮА. ЦПИ занимается отбором и обобщением предложений юридического плана для российской верхушки.
В 2012-м лауреат высшей юридической премии "Юрист года" в номинации "За вклад в развитие гражданского общества".
О параллельных достижениях г-на Шумкова на бизнес-поприще см. в первом абзаце...

Плачевный финал: вечером 4 декабря Шумков Дмитрий Владимирович, сорокатрёхлетний миллиардер, богатейший юрист РФ, профессор РАНХиГС и член научно-консультативного совета при Генпрокуратуре РФ, найден повешенным на связке из трёх разноцветных галстуков.
В собственных люксовых апартаментах в "Москва-Сити". В гардеробной.

Портрет Шумкова образца десятилетней давности:
"Вот он идёт мимо, делегат учредительного съезда Ассоциации юристов России,— сразу с двумя телефонами Vertu в руках и с неприличным загаром на принципиально немужественном лице. Кто он, этот делегат? Прокурор или адвокат? Юрисконсульт, быть может? И он рассеянно здоровается с тобой — только потому, что думает, будто ты его узнал. И в самом деле, его нельзя не узнать. Его видно с первого взгляда: это успешный юрист новой России. Такой и России-то пока ещё нет. А он уже есть" (спецкор "Коммерсанта" Колесников, декабрь 2005).

По словам (сегодня) шумковского друга, председателя думского Комитета по законодательству, либерала Крашенинникова, "он был достаточно жёстким человеком, я никогда не видел его в депрессивном состоянии, а знал я его лет 10. У него всегда были какие-то планы, причём, наполеоновские. Мне кажется, что версия о том, что он сам ушёл из жизни, маловероятна".

На каждого "успешного юриста новой России" с "наполеоновскими планами" всегда найдётся свой безвестный ликвидатор.


Collapse )
США не летали на Луну!

«В джазе только девушки»… 10 занятных фактов о съёмках фильма

Оригинал взят у kinocomedy в «В джазе только девушки»… 10 занятных фактов о съёмках фильма

1. Не секрет, что фильм планировали снимать в цвете, но отсмотрев первые уже готовые сцены, режиссёр решил всё-таки перейти на чёрно-белую плёнку. Тони Кёртис и Джек Леммон в гриме мало были похожи на представительниц слабого пола...
Collapse )